У России есть все шансы стать центром венчурного капитала наравне с Силиконовой Долиной, Великобританией и Израилем

 
 
09.04.2010
Автор: Максим Шеховцов, Управляющий директор венчурных фондов Allianz ROSNO Asset Management

Любопытная дискуссия…

В марте 2009г. в глобальной деловой сети Linkedin я затеял дискуссию на тему: «Что нужно сделать, чтобы Россия стала мировым центром венчурного капитала наряду с США, Великобританией, Финляндией и Ирландией». В рамках специализированной группы‐клуба по интересам (Global Private Equity & Venture Capital Club), насчитывающей более 25 000 инвестиционных профессионалов и предпринимателей со всего мира, среди которых только около 500 говорят по-русски, развязалась оживленная дискуссия.

Меньше, чем за неделю было сделано несколько сотен комментариев, основная суть которых сводилась к следующему: «Ну что вы: разве в России это возможно? Русские – ленивый и неинициативный народ. В России коррупция и бандитизм и никакой high‐tech в ней невозможен», а также многое другое в том же духе. Спустя неделю появился комментарий от одного израильтянина, который отметил, что в Израиле в начале 90‐х гг. было не все так хорошо с венчурной индустрией и правительственная программа Yozma изначально имела большое сопротивление, как со стороны делового сообщества, так и со стороны влиятельных государственных кругов. Мало кто верил, что в столь маленькой стране, вдали от рынков сбыта и в условиях постоянной нестабильности можно создать кластер высокотехнологичных компаний и тем более удастся создать венчурную индустрию мирового уровня. Yozma – государственная программа поддержки венчурной индустрии. Ориентируясь на нее, Российское Правительство в 2006 г. основало ОАО «Российская венчурная компания» ‐ государственный фонд фондов, основной целью которого является участие в частно‐государственных венчурных фондах. В Израиле далеко не сразу удалось достичь ощутимых результатов. Только спустя 10 лет Правительство Израиля официально признало программу Yozma успешной, и весь мир стал изучать ее опыт и пытаться запустить ее аналоги у себя дома. После этого существенного заявления в дискуссию вступил ирландец, который рассказал, с каким трудом все начиналось в его стране. К нему присоединился предприниматель из Финляндии, поделившийся проблемами финского хай‐тека в период его становления. Инвесторы из Германии и Франции сетовали на то, что в их странах с венчурной индустрией большие проблемы, несмотря на большие вливания со стороны этих государств – ничего толком не получилось. В Японии, несмотря на высокий уровень развития высоких технологий, венчурная индустрия практически отсутствует, также как в Корее, и многих других промышленно развитых странах. Высокотехнологичный кластер вокруг Кембриджа в Великобритании тоже сравнительно недавно возник. Великобритания традиционно сильна своими фундаментальными исследованиями. Всего лишь 20 лет назад в этой стране проводилось множество эффективных научных исследований, однако до стадии коммерциализации доходили немногие из них. Инженеры высокой квалификации массово уезжали в США. В стране не было условий для старта новых высокотехнологичных компаний. Что сегодня представляет венчурная индустрия Великобритании? Это крупнейший в ЕС кластер, производящий сотни новых высокотехнологичных компаний; это система государственных грантов, стимулирующих прикладные исследования; система частно‐государственных венчурных фондов, практически полное отсутствие барьеров для старта нового бизнеса.

С этого момента дискуссия повернулась совсем в другом направлении: из области «это невозможно, потому, что они неспособны» в область «что сделали те, у кого получилось, чтобы это получилось». Оказалось, что, если суммировать множество мнений, для того, чтобы в стране появилась конкурентоспособная венчурная индустрия необходимо по большому счету два условия: наличие благоприятных условий для старта нового бизнеса и сильный научно-технический и кадровый потенциал, способный генерировать стабильный поток качественных инноваций. Все это напрямую зависит от целенаправленной и последовательной политики государства, подкрепленной финансовой поддержкой основных точек роста, прежде всего в приоритетных высокотехнологичных отраслях.

Из этого можно сделать вывод: у России есть все для того, чтобы создать конкурентоспособную венчурную индустрию. То есть в наличии главное – пока еще сильная инженерная школа, высокий уровень образования. Более того, в России и странах СНГ – большой рынок, что является дополнительным плюсом. Другое дело, предстоит очень многое сделать, чтобы были созданы необходимые условия для благоприятного зарождения новых компаний. С этим пока серьезные проблемы.

Немного истории…

Первые венчурные инвестиции в высокотехнологичные компании можно отнести к середине 90‐х годов. Спустя несколько лет наступило некоторое разочарование: проекты оказались «длинней», чем ожидалось. Все первые венчурные фонды ушли в стадию private equity. Эйфория от «.COM» настигла и Россию: с конца 90‐х было создано несколько частных фондов, которые ушли в небытие. Следующая волна венчурных фондов приходится на начало‐середину 2000‐ых годов. В этот период многие крупные финансово‐промышленные группы объявили о создании собственных венчурных фондов. К сожалению, у таких фондов был один большой недостаток – конфликт интересов между стратегическими и корпоративными интересами этих холдингов и интересами управляющих компаний, не чувствовавших необходимой свободы при осуществлении инвестиций. 2006 год ознаменовался новым этапом в развитии венчурной индустрии России. Стартовала государственная программа поддержки венчурных фондов, за пять лет в России было создано более 20 частно‐государственных венчурных фондов по программе Министерства экономического развития РФ, силами Российской венчурной компании и РОСНАНО. Это серьезный результат, принимая во внимание тот факт, что ряд фондов создавались в непростых условия финансово‐экономического кризиса. Можно спорить об том, какие фонды работают более эффективно, какие менее эффективно. Но можно с уверенностью утверждать, что не все фонды будут успешными, как это показал опыт Израиля и Великобритании, где существуют подобные программы поддержки. Важен синергетический эффект от партнерства бизнеса и государства. Сейчас уже ни у кого не вызывает сомнения, что порядок использования государственных средств в таких фондах на порядок более ответственен. Частные инвесторы доверяют часть своих средств и осуществляют несравнимо больший контроль за деятельностью управляющих компаний, которым они доверяют свои средства. К этому периоду можно отнести появление сетей бизнес-ангелов. Венчурные инвестиции становятся модными. Несмотря на сложные экономические условия, в России начинают появляться частные венчурные фонды без государственного участия. Это прямое следствие той активности, которую проявило государство.

Что сегодня представляет из себя венчурная индустрия России

По разным оценкам рынок венчурных инвестиций в России превышает $2 млрд., включая инвестиции бизнес‐ангелов, которыми принято называть физических лиц на свой страх и риск инвестирующих небольшие деньги в наиболее рискованные проекты. Большинство инвестиционных фондов, которые заявляют о венчурных стратегиях инвестирования, на самом деле работают на гораздо более поздних стадиях. То есть фактически являются фондами прямых инвестиций, инвестирующих в компании со стабильной выручкой и устоявшейся корпоративной структурой управления.

Что касается областей инвестирования, то пока о основными получателями венчурных инвестиций выступает сектор инфо-коммуникационных технологий, включая программное обеспечение, Интернет, новые медиа, мобильные приложения и решения, системную интеграцию, новые стандарты связи и операторы. Некоторое количество инвестиций получает область новых материалов. К сожалению, сектор биотехнологий и, так называемый, сектор чистых технологий почти не получают инвестиций.

Связано это с несколькими причинами. Во-первых, сектор информационно-коммуникационных технологий (ИКТ) – и не только в России – гораздо более «удобный» для инвестора. Момент истины для инвестора наступает гораздо раньше. В отличие от биотехнологий, где годами ведутся сложные и весьма дорогостоящие R&D, а процесс клинических испытаний и сертификаций очень зарегулирован, в секторе ИКТ время с момент а разработки до выхода готового продукта на рынок занимает значительно меньшее время. С другой стороны, надо признать, в России пока не так много крупных и средних компаний, готовых потреблять решения высокого научно‐технического уровня в области био‐ нанотехнологий и cleantech, и соответственно, «выход» для венчурного фонда затруднен. Если сектор телекома, системной интеграции, медийного бизнеса достиг весьма серьезных размеров и продолжает расти, как губка скупает венчурные компании с перспективными решениями, то в секторе фармацевтики, медицинского приборостроения, биотехнологий, даже новых материалов сильных игроков пока немного. Справедливости ради надо отметить, что и в других странах – США, Великобритании – сектор ИКТ пользуется большей популярностью среди венчурных инвесторов. Причина все та же – в этом секторе время, требующееся для получения первых результатов, и вложения в целом гораздо меньшее, чем в других индустриях.

Во-вторых, необходимо назвать проблемы малого высокотехнологичного бизнеса. Надо отметить, что год от года количество малых высокотехнологичных компаний если нее сокращается, то растет весьма скромным и темпами. Несмотря на то, что сектор R&D (Research and Development) восстанавливается, в большинстве направлений, он сильно отстает от мирового уровня. Что касается корпоративных R&D, то они вообще несущественны. Есть и серьезные проблемы с точки зрения защиты интеллектуальной собственности. Опыт развития ряда успешных компаний показывает, что как только бизнес достигает определенной величины, он вынужденно уходит на «цивилизованные» рынки. Компании становятся иностранными.

С другой стороны, у меня не возникает сомнений в том, что Россия имеет все шансы стать новым высокотехнологичным центром, мировым лидером венчурной индустрии. Для этого есть все предпосылки. Россия до сиих пор является одной из немногих стран наряду с СШАА, ЕС и Китаем, которая ведет практически весь спектр научных исследований. По числу научных работников на душу населения она опережает большинство экономически развитых стран мира. Размеры экономики позволяют проводить масштабные вложения в приоритетные исследования.

Большинство ведущих высокотехнологичных корпораций мира имеют свои исследовательские центры в России, ведущие зачастую наиболее сложные НИОКР, организовать которые они бы не смогли ни в одной стране мира.
В России появляются реальные истории успеха. Их количество год от года растет. Ниже перечислены только несколько успешных примеров коммерциализации российских технологий и венчурных инвестиций. Большинство из этих компаний были созданы с помощью частных и венчурных инвестиций, и в течение последней «фазы роста» (2004‐077) было достигнуто много успешных выходов, особенно в сфере ИКТ, включая: Mail.ru (оценочная стоимость $866 мл н.), Odnooklassniki ($333 млн.), Yandex ($1‐5 мллрд.), PetroAAlliance ($6550 млн.), Rambler ($5700 млн.), Corbbina Teleccom ($345 млн.), ВКонтакте (~$20 ммлн.), Aelita (($115 млн.), Emmet ($300 млн.), Rutube ($15 млн.), KvazarMicro ($400 млн.), Nikita Mobile ($10 млн.), LiveJournal ($30 млн.), МедиаСети ($10 млн.), Goldeen Line ($10 млн.), «Био Систем а» ($6 млнн.), Солис ($$5 млн.), Рематель ($$3,5млн.), ООАО «Каммов» ($35 млн.), «Мой Круг» ($5млнн.) и ряд др.

Что делать

Опираясь на опыт ряда стран с быстрорастущей экономикой, имеет смысл освободить от налогов 3‐5 лет малые высокотехнологичные компании. При этом реперной точкой, после которой компании должны будут начать платить налоги, можно обозначить достижение оборота, например, в 5 млн. долларов США. А эффективную налоговую нагрузку также повышать по мере роста оборотов компании. Затем упростить процедуру сдачи отчетности и отменить чрезмерные проверки для компаний. Необходимо повысить ответственность за нарушение прав пользования интеллектуальной собственностью, а также на государственном уровне развивать правоприменительную практику по защите интересов инвесторов и акционеров и формировать уважительное отношение к правам собственности и предпринимательству.

Сейчас уже ни у кого не вызывает сомнения то, что для обеспечения долгосрочной конкурентоспособности российской венчурной индустрии потребуется дальнейшее реформирование научного сектора и серьезные вложения в фундаментальные исследования и образование. С другой стороны, помимо фундаментальных исследований, стоит также и далее стимулировать молодых инженеров к получению бизнес‐образования. Ведь по опыту наибольшее количество успешных высокотехнологичных компаний рождается в среде инженеров, получивших бизнес образование.

В России постепенно появляются «сильные» предприниматели в сфере high‐tech, качество сделок растет. Компании, приходящие сегодня за инвестициями, сильно отличаются от тех, которые были 10 лет назад. Несмотря на финансово‐экономический кризис быстро формируется отрасль высокотехнологичного инвестирования: то, что в других странах растягивалось на десятки лет, у нас происходит на глазах. Есть возможность заимствовать лучшее, привлекать и развивать самые эффективные модели управления компаний. Затишье на рынках США и ЕС способствует привлечению опытных предпринимателей в Россию.

Однако, венчурные фонды – не панацея от всех проблем. Для успешного развития инновационного сектора важно параллельно развивать все элементы инновационной инфраструктуры: технопарки, бизнес инкубаторы, программы посевного финансирования, стимулировать НИОКР в университетах и частном бизнесе, облегчать развитие малого бизнеса (поменьше «препонов», проверок, освобождение от налогов, т.п.).

Успех зависит от полного (взаимного) понимания роли и места венчурного инвестирования у обеих сторон – государства и частного бизнеса. Примеры успешных частно¬государственных фондов – тому пример. Венчурные фонды – это не раздача грантов научным коллективам, разработчикам и компаниям, а скрупулезная работа по построению новых компаний, которую нужно доверить профессионалам. С другой стороны, нестабильность на сырьевых рынках заставляет всерьез задуматься о повышении эффективности экономики. Пришло время для запуска высокотехнологичных производств. Во всем мире рушатся крупные и известные компании, как следствие, конкуренция резко ослабевает. Появляются редкие возможности для старта новых высокотехнологичных проектов. Большинство выживших компаний всерьез задумываются о сокращении издержек, а это ‐ широкое поле для высокотехнологичных компаний, предлагающих услуги и товары, резко повышающие эффективность бизнеса. Не секрет, что Microsoft, Google, Oracle и ряд другие игроков стартовали именно в период экономического спада. Это хорошее время для начала долгосрочных проектов, которые выйдут на рынок через 2‐3 года. Немаловажным фактом является и то, что большое количество высококвалифицированных людей теряют работу. Этот ресурс может быть задействован в новых, перспективных венчурных компаниях.

У России есть все шансы стать центром венчурного капитала наравне с Силиконовой Долиной, Великобританией и Израилем.
 

 


 

Комментарии

События: Полный список
 
16:25 30.04.2010

Представители Фонда посевных инвестиций РВК приняли участие в работе II Уральского венчурного форума, проходившего 27-29 апреля в Екатеринбурге.

16:10 30.04.2010

19 мая 2010 года состоится Общее Годовое Собрание РАВИ. Общее собрание является высшим органом управления Российской ассоциации венчурного инвестирования.

12:10 30.04.2010

В Интернете заработал официальный сайт комиссии при президенте РФ по модернизации и технологическому развитию экономики.

12:00 30.04.2010

В этом году в Санкт-Петербурге будет образован фонд предпосевных инвестиций. Как сообщил председатель комитета экономического развития промышленной политики и торговли Евгений Елин, соинвестором фонда выступит Российская венчурная компания, передает корреспондент «БалтИнфо».

11:45 30.04.2010

Klout, стартап, который измеряет влиятельность пользователей в популярном сервисе Twitter, объявил о том, что получил $1,5 млн инвестиций в рамках первого раунда финансирования.

11:40 30.04.2010

Компания Apple приобрела стартап Siri, разработчика приложения виртуального личного ассистента для устройства iPhone.

11:10 29.04.2010

Компания Advance Capital инвестирует около $5 млн в новый интернет-проект — портал Textone.ru, на котором владельцы мобильных телефонов смогут за деньги скачивать свежую прессу в аудиоформате. Первыми партнерами Textone.ru стали ИД «Коммерсантъ» и ИД Родионова, которые будут получать процент от реализации аудиоверсий своего контента. Выручка от продаж мобильного контента в России только в четвертом квартале 2009 года выросла на 23,7%, достигнув 10,2 млрд руб.



Вход для пользователя

*Логин:
*Пароль:

Забыли пароль?

Зарегистрироваться

Зачем регистрироваться

Дежурный по стране
 

12.04.2010 — 30.04.2010
Должность: Ректор негосударственного образовательного учреждения «Российская экономическая школа»
 
 
 

01.05.2010 — 31.05.2010
Должность: Директор компании «Strikitsa Consulting»
 
 
 

01.06.2010 — 26.06.2010
Должность: Управляющий партнер Адвокатского бюро «Горемыкина, Цокол и партнеры»
 
 

 

 

 
 
Библиотека: Полный список
 
 

Книга в доступной форме дает общее представление об имеющемся в РФ право­вом регулировании деятельности по инвестированию, в том числе в области особо рисковых (венчурных) инвестиций.

 
 

Характеристики налогового и правого окружения, благоприятного для развития прямого и венчурного инвестирования предпринимательства в Европе.

 
 

Книга предлагает возможные сценарии развития глобальных рынков и их потенциальном влиянии на индустрию прямых и венчурных инвестиций.

 
 

Более 1700 толкований терминов и расшифровок аббревиатур венчурного предпринимательства.